Главная arrow Аналитика - Архив arrow Проблемы и современные тенденции на постсоветском пространстве
Проблемы и современные тенденции на постсоветском пространстве Печать E-mail
Автор Махмутов А.С.   
07.05.2009 г.

Image СНГ прошло долгий путь эволюции, поступательного развития, не завершившегося и сегодня. Организация, сформированная для того чтобы документально закрепить процесс дезинтеграции Советского Союза, проходила длительные этапы формирования своего ядра в период середины 90-х. Современные тенденции свидетельствуют о формировании центрообразующего ядра интеграции во главе России, Казахстана, Беларуси и Кыргызстана. Сегодня в этом субинтеграционном объединении постсоветских государств формируются новые очертания интеграционного сообщества в рамках расширения и углубления функций таких организаций как ЕврАзЭС и ОДКБ.

Неформальный саммит глав государств декабря 2008 года в Боровом, созванный по инициативе Н.Назарбаева, свидетельствует о многих тенденциях внутри организации и является совершенно новым витком в поступательном развитии этой региональной структуры. Наиболее важные решения принятые  группой глав России, Казахстана, Кыргызстана и Молдовы, касающиеся углубления и интенсификации интеграционных процессов в первую очередь свидетельствуют о решимости ряда лидеров государств СНГ поднять статус организации, ее значимость и функциональность.

Наряду с этим неполный состав саммита показал и о серьезной проблеме, заключающейся в частичной или многоуровневой интеграции на постсоветском пространстве. Причиной таким тенденциям служат множество факторов, которые нельзя  игнорировать. Для того чтобы понять какие перспективы ожидать от усилий направленных на интеграцию в рамках СНГ, необходимо рассмотреть ряд отягощающих интеграцию факторов, стоящих на пути интеграции.

Сложность интеграционных процессов на постсоветском пространстве лежит в ее основе. Одними из наиболее важных факторов препятствующих интеграционным тенденциям можно выделить следующие:

  • Разбалансированное экономическое развитие среди постсоветских государств
  • Рост культурно-религиозного отличия
  • Политика определенных глав государств идущая в разрез интеграционных процессов
  • Ряд внешних факторов (воздействие внешних игроков).

Наиболее серьезной причиной слабого интеграционного притяжения на пространстве СНГ является разное развитие экономик государств - членов. Если взглянуть на другие региональные объединения или сообщества, находящиеся на стадии формирования интеграционных объединений, то можно выявить определенный баланс экономик или их взаимодополняемость. Эти факторы способствуют взаимному притяжению государств.

На постсоветском пространстве можно выявит иную картину. Несмотря на то, что до распада СССР республики представляли единый экономический организм этот фактор, не стал серьезной силой в процессе реинтеграции. Во многом здесь можно выявить серьезное политическое лобби правительств республик, которые на волне объявленной независимости стали выстраивать собственную независимую экономическую и внешнюю политику, которая не всегда способствовала восстановлению оборванных экономических связей.

Так например Узбекистан стал выстраивать фактически закрытую экономику с императивными механизмами, что способствовало тотальному контролю экономики страны и финансовой системы под жестки контролем государства. Это в свою очередь серьезно сыграло на внешнеэкономические связи Узбекистана с окружающим миром и серьезно повлияло на динамику экономического роста и в частности низкие темпы роста  бизнеса.

Более жесткий формат взяла Республика Туркменистан. В период режима С.Ниязова  это было очень централизованное государство с пассивной внешнеполитической деятельностью и закрытой экономикой. Несмотря на то, что Г.Бердымухамедов проводит некоторые реформы в стране, Туркмения по-прежнему остается закрытой страной для внешнего мира и достаточно специфичной в области иностранных инвестиций.

Наиболее тяжелый старт пришелся на республику Таджикистан. На протяжении с 1992-1997 годов находившаяся в гражданской войне республика только сейчас стала восстанавливать страну и ее экономику. На сегодняшний день Таджикистан представляется бедной аграрной страной с малыми природными ресурсами (за исключением большого потенциала гидроэнергии), неразвитой промышленностью и невысоким интеллектуальным потенциалом общества.

Республика Кыргызстан, несмотря на хороший темп реформ заданный в начале 90-х годов и большие надежды возлагаемые Западом, после событий 11 сентября и бархатной революции вышла из стабильного развития. Серьезное влияние внутриполитических событий оказало большое влияние на темпы развития страны на период 2-3 лет. Республика также не владеет большими запасами природных ресурсов, индустриальное развитие не показывает серьезных темпов.

Республика Казахстан же наоборот показывает достаточно высокие темпы развития экономики и индустриального роста. Разумеется, такой дисбаланс уровня экономического развития не может способствовать равноправной интеграции, при которой соседние страны РК могут ощущать себя равноправными членами сообщества. Из этого вытекают разумные беспокойства этих республик о сохранении собственной национальной и экономической безопасности в странах Центральной Азии. В одном только Центральноазиатском регионе можно выявить ряд государств отличающихся в значительной мере по экономическому развитию и не имеющих взаимодополняющих экономик сопутствующих экономической интеграции. Именно такой фактор дисбаланса экономического развития препятствует интеграции уже  в субрегионе СНГ - Центральной Азии.

Похожая ситуация преобладает и в других республиках постсоветского пространства как Грузия, Украина, Молдова, Армения и т.д.

Разный уровень экономического развития осложняет интеграционные тенденции в одной Центральной Азии, не говоря уж об огромном постсоветском пространстве.

Другой фактор, усложняющий интеграционные процессы это индифферентность на культурно-религиозном уровне. Фактором сближения в период Советского Союза конечно же была военная машина, державшая Союз в единстве и серьезная идеологическая обработка, которая преобладала над культурными предрассудками и отсутствовавшей официальной религии в СССР. Все это формировало единое культурно-мировозренческое единство народов Советского Союза.

Сегодня интеграция предполагает свободу выбора и чтения прав суверенитета и самоопределения государства. Советская идеология осталась на задворках истории. И к тому же с приобретением независимости республиками, каждая из них стала формировать собственную национальную идеологическую основу собственной государственности, что привело к утверждению принципов национальной идентичности.

Большое влияние получили и религиозное возрождение, формирующее конфессиональный облик той или иной республики на всем пространстве СНГ. Таким образом, фактор национализации, приведший к формированию национального склада мышления и религиозной детерминации государства, создали собственные национальные границы духовного характера, противоречащие интеграционным мотивам. В основе Европейской интеграции лежат каноны единой христианской веры и так или иначе единого европейского склада мышления, который формировался на протяжении долгого времени. А это имеет очень сильное влияние на духовную и ментальную сферу жизни сообщества сегодня.

Помимо того, что в постсоветском пространстве нет этого фактора, очень динамично развиваются националистические и ксенофобские настроения в некоторых государствах. Культуры народов, не смотря на серьезную «вестернизацию» на постсоветском пространстве все же являются в значительной мере отличающимися. При этом этнокультурный рост в значительной мере поощряется государствами в идеологических целях. Фактор культурно-религиозного различия оказывает не малое влияние на интеграционные тенденции в СНГ.

Иным серьезным препятствием интеграции на постсоветском пространстве является отсутствие политической воли у ряда правительств некоторых республик. В мировой практике существует множество примеров интеграционных сообществ, где если не решающую, то судьбоносную роль играли политические инициативы.

На постсоветском пространстве есть множество субъектов центробежного характера. Так глава Узбекистана неоднократно выражал свои недвусмысленные отказы всем интеграционным инициативам. Во многом здесь можно проследить не только объективные причины функциональной несостоятельности СНГ как организации, но также и чисто субъективные причины амбициозного Ташкента.

Туркменистан по-прежнему придерживается политики частичного изоляционизма несмотря на то что режим С.Ниязова уже давно ушел в прошлое, Туркмения не спешит к революционной модернизации и тем более формированию интеграционного сообщества. До сих пор окончательно не решен статус Туркмении в СНГ, которая еще при С.Ниязове в 2005 году подала заявку об ассоциированном членстве Республики Туркменистан в СНГ.

Таджикистан сегодня подвергается все более серьезному влиянию Ирана. Как известно с Ираном его объединяют тесные исторические и цивилизационно-культурные связи, которые сегодня оказывают серьезное влияние на их взаимное сближение. В серьезной мере Иран сегодня проникает в экономику Таджикистана и стремится распространить сферу собственного влияния на эту страну.

Серьезная конфронтация Киева и Москвы ставит под сомнение процесс и в этом регионе.

Недавний конфликт Грузии и России свели все ожидания улучшения двусторонних отношений к нулю, в результате чего сегодня актуален вопрос о выходе  Грузии из состава членства СНГ.

Наряду с выше перечисленными факторами отягощающих интеграционные процессы существуют и проблемы внешнего воздействия на государства СНГ, которое очень тесно взаимосвязано с тем курсом внешней политики, которые проводятся центробежными государствами постсоветского пространства.

С распадом Советского Союза, Россия как полюс образующий центр региона стала сильно терять свои позиции в регионе. Основную причину здесь можно выявить в экономическом упадке России после развала Союза и перестройку. К тому же внешнеполитические устремления бывших советских республик были направлены на жизненно важные интересы не только внутри региона, но и за его пределами.

Разумеется, этот вакуум геополитического влияния, образовавшийся после развала Советского Союза, быстро стал заполняться внешним геополитическим присутствием. Серьезно регионом заинтересовались США, Европа и Китай. За это время геополитическое влияние этих стран сильно успело упрочить дезинтеграционные порывы на постсоветском пространстве.

События 11 сентября 2001 года можно назвать отправной точкой серьезной интервенции геополитического влияния США. Размещение военных контингентов на территориях бывших советских республик, было серьезным подспорьем на пути к отторжению ряда государств от Российского геополитического влияния и как позже оказалось, серьезно повлияло на интеграционные процессы. Затем парад бархатных революций в Грузии, Кыргызстане, Украине 2005 года, обозначил новый период не только в развитии этих республик, но и в целом формировал новые границы геополитического влияния. Внешнеполитические амбиции США стали серьезной причиной ослабления позиции России на тот период и одновременно это оставило серьезный след на дальнейшем развитии региона.

На сегодняшний день внутриполитическая обстановка на Украине осложняет ситуацию вокруг российского флота на Севастополе. Однако Россия имеет серьезные рычаги давления, которым является газовый трубопровод. Частые конфронтации возникающие между Россией и Украиной значительно усугубляют двусторонние отношения.  

Однако растущее влияние США в последнее время стало сталкиваться с определенными трудностями. Конфликт на Южном Кавказе августа 2008 года указал на очень серьезное обстоятельство. Несмотря на то, что сейчас трудно определить объективные причины данного конфликта единственно верным аргументом здесь можно выявить то, что Россия стремится отстоять свои позиции регионального лидера. Конфликт был показателем серьезных намерений крепнущей России и решимости отстаивания постсоветского пространства.

Таким образом, внешнеполитическое воздействие оказывает серьезное влияние на интеграционные процессы и сегодня. Однако необходимо рассматривать эти процессы не только как негативные факторы, но также как и возможности для совместного противодействия.

Несмотря на серьезные факторы, препятствующие интеграции на постсоветском пространстве, сегодня также наблюдаются тенденции многоуровневой интеграции. При этом очень ярко проявляются центробежная и центростремительная группа государств. Сложности, оказываемые на государства на постсоветском пространстве, побуждают к обустройству такого типа интеграции, при которой страны интегрируются в определенной сфере в определенные заинтересованные группы.

Так, например в период с середины 90-х годов на постсоветском пространстве были сформированы ряд субинтеграционных групп. В 1998 году был сформирован Центральноазиатский «тройственный союз» Казахстана, Киргизии и Узбекистана, в 1996 г. возникли еще два межгосударственных объединения: «союз четырех» в составе России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии и «сообщество двух», участниками которого стали Россия и Белоруссия. В результате на территории бывшего Советского Союза была сформирована многоуровневая интеграционная система, состоявшая из «СНГ-12», «тройственного союза» Казахстана, Киргизии и Узбекистана, «союза четырех» (России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии), «союза двух» (России и Белоруссии) и, кроме того, из ряда других многосторонних и двусторонних соглашений между членами СНГ.

Сильное влияние США после событий 2001 года и последующих событий серьезно изменили и количество, и состав субинтеграционных объединений. Несмотря на это позже  сформировалось устойчивое ядро, стремящееся к объединению вокруг которого может формироваться притяжение. Стратегический союз России, Казахстана, Беларуси и Кыргызстана в этом плане можно рассматриваться как полюс, который может формировать базу интеграционного объединения. Неформальный саммит 2008 года в Боровом в этом плане стал фактором, выявившим основной костяк интеграционной группы и стал тем импульсом, который укрепил намерения государств в интеграционных устремлениях.

СНГ стоит перед вызовом серьезных угроз современности. Мировой финансовый кризис сегодня сильно ударил по экономикам развитых и динамично развивающихся стран. Прежняя финансовая система плавающих курсов и монопольное хождение доллара как мировой резервной валюты построенной на раздутой системе перманентной инфляции изжили себя. Внешние угрозы национальной и региональной безопасности, как показала практика сегодня, могут стать злободневной проблемой требующей решительных совместных действий. Угрозы терроризма сегодня не могут быть решены в рамках одного государства. Такая ситуация дает сильный посыл для интеграционных процессов как способа решения этих проблем, совместного выхода из сложившейся ситуации и поиска новых путей дальнейшего развития.

Инициатива Главы Республики Казахстан Н.Назарбаева по созыву саммита в декабре 2008 года стала важным шагом на пути к объединению усилий по противодействию современным вызовам. По ходу саммита были подписаны ряд серьезных  документов и приняты решения революционного характера.

Наиболее серьезной проблемой на сегодня является мировой финансовый кризис,  перспективы которого в ближайшее время не оставляют надеяться на скорую стабилизацию ситуации в мировой экономике. Наиболее важное решение по преодолению экономической рецессии стало решение о переходе России, Казахстана, Кыргызстана и Молдовы к рублю как региональной резервной валюте и формированию единого экономического пространства.

По мнению академика РАН С. Ю. Глазьева (директор Института новой экономики Государственного университета управления), высказанным на круглом столе «Рубль как мировая резервная валюта: реальность или утопия?», мировая экономика, переходит от моновалютной системы к господству нескольких региональных резервных валют. Это обусловлено неизбежностью падения доллара и разрушения долларовой финансовой пирамиды, построенной за счет наращивания американскими властями денежной эмиссии в качестве средства покрытия своих долговых обязательств. В результате будет возрастать разрыв между предложением доллара и спросом на него, что влечет дальнейшую девальвацию доллара и потерю этой денежной единицей популярности в качестве мировой резервной валюты. В этих условиях выигрывает тот, кто быстрее переведет долларовые авуары в другие активы и попытается их заместить инструментами, созданными на основе своей валюты; проигрывает же тот, кто из этой системы выходит последним.

Вместе с тем переход на альтернативную валюту имеет серьезную проблематику и требует серьезного осмысленного подхода. Для перехода сообщества к рублю, эта валюта должна иметь стабильную цену на мировых рынках, к тому же при значительных объемах региональных транзакций, рубль должен иметь удовлетворяющую потребности сообщества денежную массу во избежание валютного дефицита. Должны быть отработаны механизмы регулировки конвертирования на национальные валюты. Национальные банки в этой связи должны провести ряд структурных обновлений и иметь наработанную систему сотрудничества с банками государств членов объедения, а это значит должна быть налажена единая валютно-финансовая система. Переход к единой резервной валюте требует глубоко системного анализа. В противном случае это грозит серьезными последствиями.

Возобновлены меры по формированию единого экономического пространства. Ранее такие попытки предпринимались, однако они были приостановлены в середине 90-х годов, когда ожидаемое подписание ряда основополагающих документов так и не состоялось по ряду причин связанных с интересами разных государств. Сегодня же под влиянием кризиса эти процессы подверглись пересмотру. 21 апреля 2009 года в Москве состоялась встреча министра транспорта и коммуникаций Республики Казахстан Абельгазы Кусаинова с первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Игорем Шуваловым. На повестке дня стояли вопросы формирования таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и его правовые основы. Глава транспортного ведомства РК также встретился с министром транспорта РФ Игорем Левитиным для обсуждения  вопросов, связанных с проектом Соглашения о регулировании доступа к услугам естественных монополий в сфере железнодорожного транспорта, включая основы тарифной политики. Данное соглашение определяет первоначальные основы государственного регулирования доступа к услугам железнодорожного транспорта, отнесенным к деятельности в сфере естественной монополии, единые принципы недискриминационного доступа к  услугам субъектов естественных монополий для дальнейшей работы по выравниванию тарифов стран ЕврАзЭС, а также базовые принципы по созданию единой базы в сфере регулирования тарифов на перевозки грузов. В перспективе функционирование таможенного союза ожидается на середину 2010 года.

Таким образом, формирование единого таможенного союза в перспективе обещает сделать ЕврАзЭС на шаг ближе к аналогу европейского экономического сообщества. При переходе расчетов на региональную резервную валюту и укреплению единой тарифной политике в перспективе будет возможна транзакция к единой наднациональной валюте региона. Эту идею также подтвердил и доктор политических наук Дипломатической академии МИД России И.Панарин, в ходе VIII Евразийского медиафорума сказав, что переход к единой наднациональной валюте достаточно емкий процесс и будет возможен не раньше 2012 года.

Серьезным шагом по выработке анитикризисных мер стало решение, принятое на саммите СНГ в Боровом о формировании единого антикризисного фонда ЕврАзЭС. 4 февраля 2009 года в Москве в расширенном составе состоялось подписание соглашения о формировании Антикризисного фонда в размере 10 млрд. долларов США главами государств-участников Евразийского экономического сообщества на заседании Межгоссовета ЕврАзЭС.

Как сообщил на заседании ЕврАзЭС председательствующий, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, взнос России в фонд составит 7,5 млрд. долл, Казахстана - 1 млрд. долл. «Остальные государства в течение месяца определят, сколько они будут вносить в фонд», - сказал он.

Главы государств поручили соответствующим органам ЕврАзЭС четко определить цели и направления деятельности фонда. А.Лукашенко подчеркнул, что средства из данного фонда будут использоваться в крайнем случае, «при ЧС, связанных с социальными или экономическими вопросами».

Наряду с нововведениями в экономике было также обращено внимание и на безопасность, где серьезное развитие получила трансформация ОДКБ. На саммите прозвучала инициатива главы Республики Казахстан о формировании коллективных войск быстрого развертывания при ОДКБ.

Августовские события лета 2008 года указали на отсутствие в рамках ОДКБ инструментов коллективного противодействия, что в свою очередь подвергает каждого члена ОДКБ опасности. Н.Назарбаев в ходе саммита в Боровом утверждал: «Конфликт, развязанный Грузией, говорит, что такие соглашения не работают, потому что у нас нет никаких санкций, у нас нет коллективного ответа на такие вызовы, это мы должны сделать в рамках ОДКБ». Данное заявление можно рассматривать не только как подтверждение  курса взятым Казахстаном в отношении стратегического партнерства с Россией, но также доказательством серьезности намерений по обеспечению безопасности перед лицом внешних угроз не только национальной, но и региональной безопасности.

4 февраля в Москве состоялось заседание Совета коллективной безопасности ОДКБ, на котором в соответствии с договоренностями, подписанными ранее на саммите в Боровом главы России, Беларуси, Армении, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана подтвердили намерения и подписали договор о формировании КСОР ОДКБ. Ее основой станет центральноазиатская группировка. Согласно принятому решению, Планируется, что КСОР будут дислоцированы на постоянной основе в России, у них будет общее командование. Костяком сил станет 98-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, 31-я десантная штурмовая бригада ВДВ России, а также десантно-штурмовая бригада из Казахстана. Остальные союзники выделят по батальону. Командовать КСОР будет Объединенный штаб ОДКБ.

Формирование таких войск не несет прямой угрозы иным субъектам международных отношений и не будет направлено для решения внутренних конфликтов, как сообщает Председатель ОДКБ Н.Бордюжа. Также ОДКБ не должен рассматриваться как блок, противостоящий иным региональным военно-политическим блокам. Силы быстрого развертывания предназначены исключительно в оборонительных целях.

Наиболее серьезной угрозой, которой будет противостоять КСБР при ОДКБ, является международный терроризм. Как известно коллективные силы НАТО в Афганистане не добились ощутимых результатов по противостоянию террористическим силам в Афганистане. К тому же сокращение военных сил дислоцированных в Афганистане вызванное с проблемами финансирования и кризисом экономики в США, ставят под угрозы не только всю операцию но и весь регион опасности. По сегодняшним данным активность талибов в Афганистане возросла и это в значительной мере ставит под угрозу безопасность всего постсоветского пространства.

Учитывая угрозы региональной безопасности, следует обратить внимание на переопределение дислокации коллективных сил в Центральную Азию в значительной мере состоящих из центральноазиатских батальонов. В условиях обострения ситуации с талибами на юге региона, а также интенсификации потока наркотрафика, в Центральной Азии большой опасности подвергнутся в первую очередь Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, расположенные на внешних границах региона. В этой связи, следует вернуться к предложению, произнесенному ранее в Боровом о дислокации коллективных сил в Кыргызстане.

Ряд серьезных структурных изменений в рамках ЕврАзЭС и ОДКБ сегодня имеют большие перспективы. Несмотря на серьезные факторы, которые препятствовали интеграционным процессам, сегодня постсоветское пространство стремится объединить свои усилия перед глобальными вызовами экономики и национальной безопасности. Учитывая тот факт, что на протяжении долгих лет эти идеи пытались воплощать в реальность они долгое время не находили своего практического применения. Теперь перед лицом глобального вызова, который задевает практически все страны мира в большей или меньшей степени в той или иной сфере ставят серьезный вопрос о консолидации и объединения усилий для противостояния этим угрозам.

 

Махмутов А.С., эксперт ЦМИ

 
« Пред.   След. »