Главная arrow Внешняя политика - Архив arrow Россия может поддержать санкции против Ирана, если не будет достигнута договоренность
Россия может поддержать санкции против Ирана, если не будет достигнута договоренность Печать E-mail
09.11.2009 г.

Президент Дмитрий Медведев заявил, что Россия может поддержать санкции против Ирана, если иранцы откажутся занять "конструктивную позицию" в отношении международного плана, предусматривающего временное сокращение их запасов обогащенного урана.

Это заявление, сделанное во время интервью президента журналу Spiegel и распространенное Кремлем, напоминает то, с которым Медведев выступил в сентябре после встречи с президентом Обамой в Нью-Йорке. Однако сейчас оно приобретает дополнительную значимость, поскольку Иран увиливает от заключения этого международного соглашения. В рамках данной договоренности Иран должен был отправить свой низкообогащенный уран на переработку за рубеж, что могло помочь снизить опасения по поводу  возможного создания ядерного оружия в этой стране.

"Если будут достигнуты договорённости по программам, связанным с обогащением урана и его использованием на территории Ирана в мирных целях, то мы с удовольствием примем участие в этих программах, - сказал Медведев, - если же иранское руководство займёт менее конструктивную позицию, то теоретически возможно всё, что угодно".

"Мне бы не хотелось, чтобы всё это закончилось применением международно-правовых санкции, потому что санкции, как правило, это путь в очень сложном, опасном направлении, - продолжил он, - но если движения вперёд не будет, никто не исключает и такой сценарий".

Россия традиционно выступает против санкций по Ирану, считая эту страну важным региональным союзником. В сентябре, после встречи с Обамой Медведев просигнализировал о возможном изменении такой позиции, однако Москва по-прежнему особого желания не проявляет. Не далее как в прошлом месяце министр иностранных дел  Сергей Лавров назвал санкции "контрпродуктивными". Тем не менее, у Москвы может не остаться выбора, если Иран отвергнет план обогащения урана, разработанный с помощью России под эгидой Международного агентства по атомной энергии.

Во время встречи на прошлой неделе со своим британским коллегой Лавров сказал, что этот план должен получить одобрение "у всех стран без исключения, включая Иран".

"В определенном смысле, я думаю, это можно считать красной чертой, - говорит аналитик по Ирану из московского Центра международной безопасности Владимир Сотников, - мне кажется, что Россия может попытаться вновь отсрочить пересечение этой красной черты как можно дольше. Но Иран не оставляет ей выбора".

Вести о новом соглашении, которое поддержал президент Махмуд Ахмадинежад, вызвали политическую бурю в Иране, где его критики заявили, что страна слишком много уступает Западу. После этого Тегеран начал давать задний ход, заявляя, что не намерен соглашаться на первоначальные условия, а хочет выдвинуть альтернативные предложения.

В субботу высокопоставленный представитель законодательной власти Ирана усилил давление на правительство, потребовав отказаться от этого соглашения. Этот законодатель Алаэддин Боружерди (Alaeddin Boroujerdi) заявил информационному агентству ISNA, что соглашение "отозвано". Вместе с тем, он сказал, что представитель Ирана в МАГАТЭ Али Асгар Солтание (Ali Asghar Soltanieh) продолжает вести переговоры, пытаясь найти альтернативу этой сделке.

Боружерди отверг предположение о том, что имеется какой-то крайний срок, чтобы дать ответ по поводу соглашения.

В соответствии с первоначальным планом Иран должен был отправить около трех четвертей имеющихся у него официально известных запасов низкообогащенного урана в Россию на дообогащение и превращение в такой вид, в каком его можно использовать в реакторе только в мирных целях. Если заявленные Ираном цифры о количестве имеющегося у него ядерного топлива точны, то в результате сделки в стране может остаться слишком мало топлива для изготовления ядерного оружия, и такая ситуация сохранится до тех пор, пока запасы не будут восстановлены.

По словам американских официальных представителей, они думали, что соглашение в случае его подписания даст им примерно год, чтобы за это время заключить более масштабный ядерный договор с Ираном, а также снизит опасность нападения Израиля на иранские ядерные объекты.

Последние заявления Медведева по поводу  санкций прозвучали в ходе интервью журналу Spiegel по широкому кругу вопросов. Президент дал его накануне визита в Германию, где отмечается годовщина падения Берлинской стены. Среди обсуждавшихся в ходе интервью вопросов был договор о сокращении стратегических вооружений. Медведев сказал, что у Вашингтона и Москвы "есть все шансы" договориться о новом договоре и "подписать юридически обязывающий документ уже в конце этого года".

Медведев также дал понять - как он делает регулярно - что его взгляды на советскую историю отличаются от взглядов его предшественника премьер-министра Владимира Путина, которого многие считают фактическим руководителем страны. Отвечая на вопрос, согласен ли он с часто цитируемым заявлением Путина о том, что распад Советского Союза является "величайшей геополитической катастрофой 20-го века", Медведев назвал его "очень серьёзным, драматическим событием", которое разделило советских людей.

Но все же было похоже, что ответ президента отрицательный. "Я считаю, что Вторая мировая война - это не менее серьёзная катастрофа 20-го века, а если говорить о последствиях, более страшная трагедия, - сказал он, - а революция 17-го года в нашей стране сопровождалась Гражданской войной, когда родственники воевали друг с другом, близкие люди стреляли друг в друга. Разве это не катастрофа?"

 

("The New York Times", США)

 
« Пред.   След. »