Главная arrow Аналитика - Архив arrow Значение председательства Казахстана в ОБСЕ...
Значение председательства Казахстана в ОБСЕ... Печать E-mail
Автор Тулешов В.У.   
30.11.2009 г.

Image 

Значение председательства Казахстана в ОБСЕ для перспективного позиционирования страны на международной арене.

                                                                                                                               

        Добрый день, уважаемые коллеги!

       Тема, заявленная мной, как минимум, должна акцентировать наше внимание на вопросах будущего взаимодействия Казахстана с мировым сообществом и крупнейшими международными организациями. Дело в том, что после председательства Казахстана в ОБСЕ, которое, я уверен, будет в целом успешным, страна будет находиться на новой ступени своего возможного позиционирования на международной арене. И от того, как наши политические элиты будут осознавать возникшие новые возможности, так и станут  ощущать себя  страна и её граждане.

       На самом деле же, выбор у нас только один - стать развитой страной в международном сообществе государств. И поэтому цель здесь должна быть одна - создание такой модели социальной демократии и, соответственно, государства, которая бы обладала очевидным приоритетом над моделью рыночных отношений и поставила бы её под свой полный контроль.

       Ранее я уже говорил, что страна обязательно представит членам ОБСЕ свой вариант решения вопроса «конфликта ценностей» внутри организации по всему периметру проблематики на основе выработанного за годы независимости своего  варианта ценностного подхода. И Президентом, как вы знаете, уже была озвучена инициатива саммита в Астане в 2010 году глав всех государств, входящих в ОБСЕ. На этой встрече можно было подвести итоги организации, предложить компромиссные решения, развить новое видение укрепления и развития ОБСЕ. Ведь, на самом деле, способность Казахстана предложить или хотя бы поддержать стремление большинства стран ОБСЕ решать проблему «конфликта ценностей» и, следовательно, территориальных конфликтов, будет означать развитие политики «многовекторности», а в целом будет означать готовность нашего государства проводить «мультипартнерскую политику», осуществлять уже мультипартнерские отношения на основе обретенных за время председательства атрибутов «абсолютного суверенитета», которым обладают только развитые государства.

       За время председательства стране предстоит преодолеть «кризис доверия», возникший в какое-то время из-за неопределенности и эклектичности подходов к осмыслению исторических задач государства на транзитном этапе его «развода» с бывшими «сестрами» по СССР, неопределенности принципов культурно-цивилизационной идентификации и дальнейшего развития. В этой связи, Государственная программа «Путь в Европу», наряду с программой председательства Казахстана в ОБСЕ, указала европейский вектор в качестве цивилизационного пути Казахстана на долгосрочную перспективу. Остается не только эффективно реализовать разрабатываемые в Казахстане программы адаптации законодательства и стандартов Европейского союза, создать новые эффективные политические, социальные и экономические модели развития, но и осуществить сам процесс перехода страны в развитое качество.

       Поэтому, за время председательства, стране необходимо начать создавать реальный механизм корреляции социальных приоритетов развития экономики и политики государства с внешнеполитической деятельностью, ибо, в сущности, только внутреннее развитие (внутренняя политика) является базой и основой внешней политики.  

       С последним, по всей видимости, будет связана и проблема формирования подлинного «интеграционного ядра» на постсоветском пространстве. Нам в этой связи, предстоит переосмыслить характер, направление и темпы нашего экономического сотрудничества со странами бывшего СССР, включая Россию, с которой, кстати, у нас несколько устарела правовая основа. На смену договору «О дружбе и сотрудничестве» 1992 года и «Декларации о вечной дружбе и сотрудничестве» 1998 года должен прийти новый, структурно и институционально зрелый документ, типа договора «О стратегическом партнерстве», который основывается на современных реалиях и новом видении. Переосмыслению с точки зрения национальных интересов должно подвергнуться наше участие в ЕврАзЭСе и его «реинкарнационной модели» - Таможенном союзе,  в ОДКБ и ШОСе.

        Также, следовало бы обратить большее внимание на продекларированное союзное государство с Кыргызстаном, внутреннюю структуру в котором следовало бы построить на принципах инвариантных принципам ЕС. Ведь наибольшего эффекта наша страна может добиться там, где готовы к сотрудничеству с нами, кого устраивают наше формирующееся представление об истинных идеалах и  вечных ценностях.

        Одним словом, стране на основе европейского вектора предстоит пройти очень непростой и долгий путь превращения нового независимого развивающегося государства в развитое. А это, как минимум, предполагает глубокое и серьезное изучение элитами теории политической философии, политической истории, политической экономии, теории современной компаративистики, культурологии, социологии, аксиологии и политологии, наконец. Ведь все эти науки в контексте общественного развития нашей страны будут помогать выявлять лишь различные аспекты, в которых и политика, и экономика, и история, и социология отражают, формируют и поддерживают жизнь современного человека. Например, по словам Ф.Фукуямы, та же экономика, «имеющая свой фундамент в жизни социума, она не может быть понята вне более широкого осмысления принципов организации современных обществ. Сегодня экономика представляет собой арену, на которой разыгрывается новый исторический этап международной борьбы за признание».

         Правительству негоже в этой связи быть собирателем рецептов «конкурентоспособности» и законов о «рейдерстве», а необходимо создавать, по мнению Дугласа Норта и Роберта Томаса, стабильную систему прав собственности, являющуюся решающей предпосылкой индустриализации. Правительству необходимо предпринимать исследования, в котором различные культуры сравниваются и противопоставляются в плане их экономической успешности. Потому что экономический и социальный прогресс есть своего рода награда обществу за внутреннюю гармонию, обрести которую возможно лишь в процессе общественной эволюции, не допускающей «перепрыгивания» через отдельные её этапы (как например, мы пытались это сделать, перепрыгивая через капитализм, перепрыгивая «из феодализма в коммунизм»).

        Применительно к нам, это означает, повторяю, долгий и сложный путь, от которого не избавят ни разумные законы, ни рыночная база, ни активное развитие частного предпринимательства, если они не включены в сознание и психологию миллионов. В Казахстане и на постсоветском пространстве в целом должна сложиться новая система ценностей. Только тогда появится новое общество.

        Поэтому значение председательства в ОБСЕ в максимальном значении звучит как проблема нравственного выбора самого государства.

        Новая этическая система, новый моральный кодекс, новое понимание общественного и личного долга и ответственности перед нацией, государством и личностью необходимы в современном Казахстане как воздух.

         Ведь, в Казахстане со времени обретения независимости не было создано, взамен советской, новой этической системы, которая предполагала бы создание нового кодекса обязанностей и поведения (например, новое европейское законодательство  - в противовес «Кодексу коммунизма») и добиваться его исполнения «всем сердцем» как в Японии или «умом и коалицией» как в Германии. Оставшееся в наследство старое понимание долга перед нацией, перед отечеством, перед правительством, перед людьми в новых условиях перестало соответствовать духу времени, поскольку сильно упрощала поведенческие механизмы, объявляя их детерминированными только постулатами господствующей идеологии, например коммунистической. Поэтому люди писали доносы на родственников и друзей, поэтому за критику страдали простые исполнители, а не их начальники, поэтому, не разделяя ответственности и не требуя справедливости, высшая бюрократия формировала «касту неприкасаемых», «пожизненных» руководителей, несущих ответственность «за все».

          Государство, его основные институты в таких условиях превращалось в «клуб любителей» и почитателей одного идеологического бренда, наподобие клуба любителей шахмат, например. Профессиональные, этические и эстетические взгляды этих почитателей, конечно, не принимались в расчет вышестоящим клубом любителей. Хотя, справедливости ради следует сказать, что иерархия клубов была основательной, и это позволяло  добиваться определенных результатов: как только приходил новый генсек, так начинал внедряться новый стандарт клубных отношений, начиналась новая эпоха борьбы за светлое будущее. То возводились «хрущевки» и повсеместно сеяли кукурузу, то начиналась погоня за процентами валового роста, то насаждали дисциплину, то боролись с пьянством и «перестраивались». Коллективное «любительство» процветало как способ существования, как метод  руководства государством. Ему было внутренне присуща своекорысть, скрытая идеологическими лозунгами и страхом перед системой эксплуатация подчиненных, пристрастие и  тщеславие. Гражданское общество напоминало не институциональную и не институциолизированную сферу любителей-маргиналов, имеющих некое личное увлечение, хобби, относящееся к сфере индивидуального развлечения. Даже диссидентские организации были построены по этому принципу.            

           Япония и Германия, в этой связи, как государства строились совершенно на других, не идеологических основаниях. Политический плюрализм, институции гражданского общества, государственные органы и ветви власти функционировали на основе законодательно и этически закрепленных норм и принципов, олицетворяя собой «профессиональный институционализм». Все общества западных стран (включая США) и Японии (как представителя «политического Запада»), в противовес советскому обществу, функционировали как  профессионально организованные конфедерации индивидов. В таком обществе, если хочешь кого-то обвинить, то прежде должен взять ответственность за упущения на себя. Поэтому, немецкие канцлеры, например, критикуют только себя и «свой кабинет», при невозможности исправить ситуацию - уходят в отставку, а японские премьер-министры при «потере лица» способны предпринять и более радикальные меры. Император вообще никого не отчитывает. Все знают свою ответственность и помнят свой долг перед ним, никому не надо ничего напоминать о долге перед нацией и перед правительством. Быть ответственным в этом обществе - это значит быть предельно предусмотрительным, не бросаться обещаниями направо и налево, досконально следовать инструкциям,  быть бесстрастным, не ссылаться на добрые намерения при неудаче, планировать все последствия и результаты.

         Доскональная система поведения немцев и японцев, например, отточенная в соответствии с протестантским и конфуцианским пониманием этики, моральные предписания, стремящиеся к идеалу, к бесконечности при жизни, а не после смерти, поскольку японцы, например, не признают посмертной награды и наказания, то есть ада и рая, не знают идеи реинкарнации, составляет основу национального идеализма, который предстоит развивать в Казахстане.  В этом смысле, в Казахстане предстоит создать новое посттрадиционное общество, воспитанное на высоких стандартах смыслов таких этических категорий как долг перед нацией как беспрекословное подчинение правилам и недопущение неинституциональных форм протеста,  ответственность за подчиненных как борьба за их уважение и любовь, самоуважение как предусмотрительное поведение, искренность как фанатизм в отношении своей веры во что-то, соблюдение правил как гармонизация обязанностей, достоинство как культура и изысканные манеры.

          Создание такого нравственного кодекса должно сопровождаться опорой на повседневную заботу о каждом гражданине Казахстана, на реализацию его неотъемлемых прав и свобод, мотивирующих  его для дальнейшего оттачивания навыков профессии и поведения,  доведения их до состояния совершенства и мастерства. В этой связи, новый нравственный кодекс должен напрямую сочетаться с новым социальным кодексом, наподобие того, который принят в странах Европейского Союза вот уже несколько десятков лет назад. Равенство всех людей перед законом, перед конституцией как равенство прав и свобод, равенство выбора, которое этот социальный кодекс провозглашает и реализует, становится основой нравственного выбора или нравственного отношения к себе, к людям и государству.   

      Поэтому, социализация граждан по существу, полноценная социализация, в смысле реализации всей полноты прав и свобод личности в любом регионе страны, в любом населенном пункте, разрешающая историческое противоречие между городом и деревней, мотивирующая устранение различий в доступности к социальной инфраструктуре и «благам цивилизации», создает подлинный фундамент свободы, создает подлинно демократическое государство. Именно такая модернизация в содержательном плане - это  есть социальный и культурный процесс активного созидания новой системы ценностей как ценностей единой нации, сплоченной гражданским обществом, его разнообразными институтами, способными выработать консенсусные решения между индивидом и  государством.

        Такая, по сути, европейская социальная модель, которую необходимо построить в Казахстане, будет самой передовой, универсальной, поскольку будет основываться не только на правовой культуре (права и свободы),  индивидуальном и общественном благосостоянии,  но и на культурно-цивилизационной ответственности за судьбы мира. Синтез обеспечиваемой либерализмом динамичности со стабильностью и благосостоянием, которые дает социальная демократия, позволит Казахстану осуществить глубинный прорыв в разряд развитых стран мира.

        Приверженность государства долгосрочным целям общественного развития должна быть подкреплена присоединением страны к Европейской социальной хартии, которая является одним из наиболее важных документов Совета Европы.

        Наконец, полноценная стандартизация социальной жизни Казахстана по параметрам Европейского Союза невозможна без полноценного присоединения страны к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, без вступления Казахстана  в Совет Европы. Оно способно обеспечить единый всеобъемлющий механизм защиты прав человека в Казахстане, сопоставимый с развитыми странами.         

          Поэтому, новая этическая система, новый моральный кодекс, новое понимание общественного и личного долга и ответственности перед нацией, государством и личностью, которые необходимы в современном Казахстане, могут явиться результатом решения огромного комплекса общественных проблем, поднятых нашим председательством в ОБСЕ.

        Так, в максимальном значении видится мной значение председательства Казахстана в ОБСЕ  для нашей страны. 

Выступление на Международной научно-практической конференции «Перспективы председательства Казахстана в ОБСЕ», 26 ноября 2009 г.

 

Тулешов В.У., руководитель Центра международных исследований.

 

 
« Пред.   След. »