Главная arrow Аналитика - Архив arrow АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ И КИТАЯ В ОТНОШЕНИИ КАЗАХСТАНА
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ И КИТАЯ В ОТНОШЕНИИ КАЗАХСТАНА Печать E-mail
Автор Мадиев Е.Х.   
14.01.2010 г.

Image

На данный момент в Центрально-азиатском регионе наблюдаются значительная интенсификация экономических и политических процессов, которые имеют непосредственное влияние на Казахстан.
С одной стороны, активизировалась политика России по усилению своего влияния в регионе, которая нашла отражение в последних инициативах по усилению ОДКБ, а также по консолидации Таможенного Союза. Параллельно этим процессам Китай, используя текущий экономический кризис, также значительно расширил свое экономическое присутствие в регионе.
Рассматривая активизацию внешнеэкономических действий России и Китая в регионе в контексте интересов Казахстана, необходимо учитывать следующие факторы:
во-первых, параллельные действия Москвы и Пекина могут привести к обострению их конкуренции, и в результате могут сузить пространство маневра для Казахстана;
во-вторых, экономическая составляющая играет главенствующую роль в общих стратегиях РФ и КНР в отношении Казахстана. Россия
Последние события, связанные с образованием Таможенного союза свидетельствуют о том, что экономическая составляющая выходит на передний план в региональной стратегии России . В последние годы российская политика в отношении стран региона основывалась на политико-стратегических отношениях, где вопросам безопасности и военной кооперации отводилась главенствующая роль. При продвижении каких-либо инициатив в этом направлении Россия имеет конкурентное преимущество перед Китаем – общее историческое и культурное прошлое со странами региона. При этом необходимо отметить, что когда мы говорим об этом преимуществе, мы, в первую очередь, исходим из того, что любая форма межгосударственной интеграции в стратегических сферах требует наличие политической воли сторон. Политическая воля же тесно связана с чувством взаимного доверия сторон, которое, в свою очередь, возникает на почве общих ценностей и культуры. И, несмотря на дебаты в Казахстане относительно оценки советского наследия, никто не может спорить о наличии общего прошлого Казахстана и России.
Тем не менее, неоспорим и другой факт, что Россия постепенно теряет это преимущество. Казахстан постепенно выходит из информационного пространства России, и самое, главное идет смена поколений, и к власти приходит новая элита, которая не имеет чувства общности с Россией. В этой связи России необходимо диверсифицировать свои подходы в своей политике в отношении Казахстана, где экономическим связям отводилось бы значимая роль.
Несмотря на то, что по сей день функционирует транспортно-коммуникационная инфраструктура, замыкающаяся на России, Казахстан активно проводит политику диверсификации маршрутов выхода на мировые рынки, что должно в ближайшей перспективе позволить РК независимо осуществлять внешнеэкономическую деятельность. В этой связи для России на данный момент крайне важно заложить фундамент тесных экономических связей с Казахстаном, которые в будущем будут служить гарантией стабильным политико-стратегическим отношениям. С учетом того факта, что Таможенный союз является не целью, а инструментом достижения более тесной экономической интеграции, становится очевидным важность создания данного объединения для РФ.
На фоне активизации интеграционных процессов с Казахстаном, Россия также дала новый толчок в своей инвестиционной политике . Российские банки заявили о том, что готовы поддержать реализацию инновационно-индустриальных проектов в Казахстане, и выделят на эти цели более 3 млрд. долл. США. В число инвестиционных проектов входит такой стратегически важный для Казахстана проект как строительство энергоблока №3 Экибастузский ГРЭС-2.
Рассматривая данные процессы в контексте конкуренции России и Китая в регионе можно отметить следующие моменты:
- необходимо учитывать тот факт, что создание Таможенного союза автоматически сводит на нет перспективу создание зоны свободной торговли в рамках ШОС, сторонником и инициатором которой выступает Китай. Создание таможенного союза предполагает отмену таможенных пошлин в торговле между его членами, но также и учреждение единой системы внешних торговых барьеров и общих таможенных пошлин по отношению к третьим странам. Так что с определенной долью уверенности можно сказать,что Россия ставит цель оградить Казахстан от Китая и ориентировать основные торговые потоки на себя;
- в перспективе дальнейшее углубление интеграции между Россией и Казахстаном приведет к созданию экономического пространства, функционирующего по единым принципам, стандартам и техническим параметрам, что будет препятствовать осуществлению китайских стремлений проложить в регионе железную дорогу, соответствующую китайским стандартам (узкая колея 1435 мм), и интегрировать транспортное пространство Центральной Азии со своей системой коммуникаций;
- самое главное для России это то, что ее членство в ШОС может быть использовано для контроля и ограничения действий КНР в этой организации, тогда как Китай не располагает такими механизмами в ТС.

Китай
Политика Китая в отношении Казахстана не перетерпела каких либо изменений, и главный акцент в ней делался на расширении китайских активов в энергетическом секторе РК. Во многом этому благоприятствовала ситуация, сложившаяся в мировой экономики, в условиях острой нехватки внешних ресурсов заимствований Китай стал единственным источником крупных финансовых вливаний. Последним приобретением китайской стороной стала компания «Мангистаумунайгаз». В результате этой сделки доля китайских компаний в добыче казахстанской нефти превысила 25%. Данные события дали новый импульс усилению опасений в Казахстане относительно китайской политики.
Поднимая вопрос о китайской экспансии в стране необходимо четко определить причинно-следственную цепочку действий КНР в регионе. Ведь говоря об экспансии, мы подразумеваем наличие неких жизненных интересов, для реализации которых актор прилагает все усилия. Ставя во главу угла природные ресурсы, а именно энергоносители, как конечную цель китайской политики в Казахстане, по нашему мнению, в первую очередь, необходимо задаться вопросом, какова их доля и роль в обеспечении энергетической безопасности КНР на данном этапе и в будущем.
Согласно официальной статистике КНР, в 2008 г. Китай импортировал почти 180 млн. тонн нефти, что почти на 10% превышает показатели 2007 г. В отмеченный период импорт нефти из Казахстана занимал лишь 3%. То есть в принципе несмотря на 25% контроль нефтедобычи в Казахстане, Китай импортировал лишь малую часть этой нефти. В основном нефть, которую добывают китайские компании, законтрактована на поставку на Шымкентский НПЗ и трубопровод КТК. Приобретенная доля китайцами в Мангистаумунайгаз также не меняет ситуации, так как нефть этой компании в основном уходит по трубопроводуУзень — Атырау — Самара на экспорт в Европу.
Активы китайских компаний в энергетическом секторе РК до сих пор не представлены на морском шельфе Каспия, где в основном сосредоточен нефтегазовый потенциал Казахстана. Китайские компании не имеют доступа к крупнейшим проектам в РК, к таким как Тенгиз, Карачаганак. По оценкам специалистов, к 2015 году большинство месторождений на суше, где сосредоточены китайские активы, пройдут свой пик добычи.
Так что можно сказать, что на данный момент в китайском присутствии на энергетическом рынке РК преобладают коммерческие интересы китайских нефтяных компаний.
Для перехода сугубо коммерческих интересов Китая в нефтегазовом секторе РК в область стратегических (в плане обеспечения энергетической безопасности КНР) Китаю необходимо обеспечение вывода трубопровода Казахстан – Китай на проектную мощность в 20 млн. тонн в год, что при нынешней ресурсной базе китайских компаний в Казахстане является затруднительным.
Таким образом, несмотря на резкое увеличение активов китайских компаний в энергетическом секторе РК, позиции Китая до сих пор не являются подавляющими, и ему предстоит сделать еще многое.
Усиление китайского присутствия в энергетическом секторе Казахстана, по нашему мнению, пока не несет вызовов экономической безопасности РК, так как существует ряд предпосылок, ограничивающих неблагоприятный ход развития взаимоотношений с китайскими компаниями:

  • У Правительства РК существует юридически-правовые инструменты, гарантирующие благоприятный расклад в пользу Казахстана. Так, в Закон Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» включена норма о приоритетном праве Казахстана на приобретение долей участия в контрактах и в соглашениях о разделе продукции при их реализации для обеспечения экономической безопасности страны в условиях явной активизации сделок по продаже активов в области недропользования. Кроме этого, были приняты поправки, разрешающие Правительству страны расторгать действующие контракты с инвесторами в нефтегазовом секторе в случае отказа компаний вносить по требованиям Правительства изменения или дополнения в условия контракта.
  • Масштабы китайских активов не являются консолидированными и крупными, которые определяют общий ход развития нефтегазовой отрасли РК. Кроме этого, не приходится говорить о том, что китайский рынок занимает значимую долю в экспорте казахстанской нефти, в этой связи нет оснований утверждать, что появляется угроза зависимости от китайского рынка. Основным рынком сбыта для Казахстана продолжает оставаться Европа, на которую приходится более 85% казахстанского экспорта, тогда как на Китай приходится лишь около 10 %.

Рассматривая мотивы инвестиций и предоставления кредитов Китая Казахстану, кроме стремлений расширения влияния, также необходимо учитывать иные мотивы КНР. В результате обесценивание доллара и неопределенности его перспектив, Китай столкнулся с угрозой обесценивания его валютных резервов, 70 % которых вложены в долларовые ценные бумаги. В этой связи покупка нефтегазовых активов и предоставления кредитов китайской стороной можно рассматривать в качестве одного из шагов диверсификации долларовых запасов КНР.

 

Интересы Казахстана:
Рассматривая вышеуказанные процессы в контексте интересов Казахстана можно сказать, что сложившаяся ситуация позволяет Казахстануфункционально распределить и рационализировать свои усилия на российском и китайском направлении и, таким образом, извлечь выгоды для себя. На данный момент Казахстан может сосредоточиться на реальной интеграции со своими партнерами по ЕврАзЭС, одновременно реализовывать транспортно-коммуникационные проекты с КНР, которые должны обеспечить диверсификацию внешнеэкономических связей РК.
Российское направление:
Основные интересы вступления Казахстана в ТС связаны со стремлениями обеспечения беспрепятственного выхода для отечественных производителей на мировые рынки через территорию РФ.Кроме этого, создание обширного рынка в рамках ТС позволит повысить инвестиционную привлекательность Казахстана.
В рамках ТС Казахстан также получает возможность минимизировать потенциально негативные факторы, исходящие из торгово-экономического взаимодействия с КНР. В рамках ТС Казахстан и другие его участники смогут использовать тарифно-таможенные барьеры для защитыотечественных товаропроизводителей от конкуренции с дешевыми китайскими товарами. В дальнейшем страны ТС могут коллективно действовать, и проводить миграционную политику в отношении Китая (в случае появлении негативных тенденций).
Китайское направление:
Для Казахстана наличие китайского капитала дает дополнительные возможности для решения задач внутреннего развития.
Наличие мощного финансового игрока в лице Китая на казахстанском рынке также должно обеспечивать дополнительное пространство для Казахстана в его отношениях с западными компаниями, позиции которых в нефтегазовом секторе РК остаются преобладающими. Китайские компании должны стать фактором, на который казахстанские власти могут делать ставку в случае возникновения проблемных ситуаций с западными партнерами. То есть, понимание иностранными корпорациями того факта, что их место всегда могут занять китайские компании должно сделать их более «сговорчивыми» и «уступчивыми». Наличие альтернативы всегда обеспечивает определенные возможности.
В этом же ключе необходимо рассматривать трубопровод Казахстан-Китай. На сегодняшний день транзит казахстанской нефти через территорию РФсоставляет 70%, основным рынком потребления является Европа, на которую приходится около 85 % экспорта казахстанской нефти, тогда как потенциал нефтепровода в сторону Китая до сих пор не используется в полную мощь.
Кроме этого, заинтересованность Китая в выходе на европейские рынки через территорию Казахстана также должно способствовать в привлечения китайского капитала в целях реализации крупных инфраструктурных проектов.
С учетом сложившейся ситуации необходимо также определить потенциально негативные последствия, вытекающие в дальнейшем из взаимоотношений Казахстана с Россией и Китаем.
1. Дальнейшее углубление интеграции в рамках ЕврАзЭС будет способствовать синхронизации экономического развития стран, входящих в данную структуру. Данная синхронизация, скорее всего, будет осуществляться за счет ориентации развития казахстанской экономики на российскую. Ориентация на российскую экономику, развитие которой осуществляется в рамках экстенсивной модели (за счет экспорта и реэкспорта природных ресурсов, прежде всего энергоресурсов), может негативно повлиять на процессы диверсификации казахстанской экономики. Появляется угроза того, что за Казахстаном может закрепиться статус поставщика энергоресурсов, в реэкспорте которых в Европу через свою территорию заинтересована российская сторона.

2. Как отмечалось выше, дальнейшая экспансия Китая ограничивается определенными факторами. Тем не менее, необходимо не допускать возникновения ситуации, при которой Китай располагал бы рычагами влияния на Казахстан. На данный момент Китай выступает одним из основных кредиторов Казахстана. Однако важно помнить о том, что любой кредит подразумевает возврат предоставленных средств, и в этом плане Казахстану важно обеспечить платежеспособность по долговым обязательствам перед Китаем. Так как нельзя исключать возможности, что при возникновении проблем по данному вопросу Китай может воспользоваться ситуацией в свою пользу. Так, Китай может лоббировать вопрос относительно предоставление доступа китайским компаниям к разработке Карачаганакского месторождения, или же к другим месторождениям на морском шельфе Каспия.

Другой вопрос – вступление России и членов ТС в ВТО. Россия дальше всех продвинулась в переговорном процессе по вступлению в ВТО, и ожидалось, что РФ вступит в данную организацию в конце текущего года. Тем не менее, создание ТС, а также заявление стран участниц ТС о едином вступлении поставили переговорный процесс в тупик. Судя по всему, одним из мотивов Москвы по интенсификации создания ТС является стремление отсрочить вступление России в ВТО во время текущего мирового кризиса. Российское правительство не раз прибегало к протекционистским мерам в отношении импорта в целях защиты своих производителей (автопром, агрохозяйственный сектор, фармацевтика). Одновременно правительство РФ предоставила финансовую помощь своим производителям, ориентированных на экспорт, в виде субсидий и понижений экспортных тарифов.

В последние годы РФ значительно отстала от КНР в плане предоставления финансовых ресурсов, и дала возможность последней расширить свое влияние в регионе

Последнее обновление ( 12.02.2010 г. )
 
« Пред.   След. »