Главная arrow Аналитика - Архив arrow Аналитическая записка на тему предложения КНР по аренде пахотных земель в Казахстане
Аналитическая записка на тему предложения КНР по аренде пахотных земель в Казахстане Печать E-mail
Автор Мадиев Е.Х.   
14.01.2010 г.

Image

На сегодняшний день в Китае продовольственной безопасности уделяется огромное внимание. Так, по мнению многих авторитетных китайских экспертов, продовольственная безопасность является одним из важных факторов обеспечения национальной безопасности КНР.
В китайской политике по обеспечению продовольственной безопасности страны основной приоритет отдается внутреннему потенциалу КНР, обеспечению максимальной независимости в этом вопросе от других стран.В этих целях в продовольственной политике КНРпредусмотрено сохранение пахотных земель на уровне не менее 1,8 млрд. му (120 млн. га), что требуется для обеспечения продовольственной безопасности. Китайские стратеги глубоко убеждены в том что, КНР ни в коем случае нельзя рассчитывать на зарубежные страны в вопросе снабжения себя продовольствием. Тем не менее, достижение поставленной задачи осложняется несколькими факторами:
Во-первых, в рамках сложившейся экстенсивной модели развития китайская экономика постоянно нуждается в расширении площадей для промышленного комплекса, что приводит к значительному сокращению пахотных земель.
Во-вторых, в последние годы северные территории Китая, где расположен основной фонд пахотных земель КНР, испытывают проблему деградации почвы. Данная проблема вызвана процессами опустынивания, которая стала результатом общей деградации экологической ситуации Китая (в результате высоких темпов урбанизации и индустриализации), а также применения нерациональных методов в сельскохозяйственном комплексе КНР. Кроме этого, данные территории все чаще подвергаются природным катаклизмам, как засуха, последняя из которых была в феврале текущего года.
В-третьих,несмотря на политику по ограничению роста население Китая растет ежегодно.
В этой связи для Китая, население которого составляет около 20 % всего населения мира, а пахотные территории менее 10 % мирового фонда, вопрос обеспечения продовольственной безопасности носит долгосрочный характер. И если в плане зерна Китай в принципе обеспечивает себя собственным производством, то, что касается рапса и сои, то для удовлетворения внутреннего потребления Китай полностью полагается на импорт (в текущем году ожидается, что импорт соевых бобов должен достигнуть 42 млн. тонн).
Китай уже потрясли ценовые скачки на продовольствие в течение первой половины 2008 года, поэтому в Китае совершено справедливо опасаются того, что правительству в будущем все тяжелее будет контролировать и субсидировать низкие цены на основные продукты питания, и поддерживать тем самым социальную стабильность в стране.
На фоне глобального финансового кризиса данный вопрос отошел на второй план, и на мировых рынках наблюдается спад в цене на основные виды продуктов. И этим обстоятельством вероятнее всего хотят воспользоваться китайские власти: они планируют законтрактовать максимальное количество импортных сделок по благоприятным для них ценам. При этом необходимо отметить что, в общем, Китай достаточно эффективно пользуется сложившейся тяжелой ситуацией в мировой экономике и успешно скупает стратегические активы по всему миру.
Еще одна деталь, требующая пристального внимания: на официальном уровне Китай еще не заявлял о намерениях использования пахотных земель других стран (аренды). На сельскохозяйственном саммите стран большой 8, который проходил в Италии в апреле этого года вице-министр сельского хозяйства КНР Нию Дунь заявил что, в отличие от Южной Кореи и Саудовской Аравии, Китай не стремится использовать пахотные территории других стран для обеспечения продовольственной безопасности, и особенно стран Африки.
В программе по обеспечению продовольственной безопасности КНР на 2008-2020 гг. также ничего не говорится о выносе агропромышленных мощностей Китая за пределы страны. Кроме этого, в официальных СМИ КНР не раз фигурировали заявление официальных лиц о том что «Китай не планирует обработку земли за границей». Однако многие зарубежные наблюдатели отмечают, что Китай уже давно практикует данный метод обеспечения стабильных поставок продовольствия. Более того, некоторые утверждают, что Китай имеет такие территории в таких странах: как Лаос, Австралия, Филиппины, Мексика, Мозамбик, Зимбабве и Танзания, а их общий фонд достигает 1,5 млн. га. При этом необходимо отметить, что доступ к информации по этому поводу на официальном уровне практически закрыт.
В этой связи официальный запрос КНР Казахстану на предоставление пахотных территорий в аренду является беспрецедентным, и по нашему мнению, требует детальной проработки.
Существует ряд негативных моментов, которые должны быть учтены казахстанской стороной.
Во-первых, Китай принесет в Казахстан свою аграрную практику, которая не считается передовой. Несмотря на то, что в КНР на официальном уровне заявляют о ежегодном рекордном сборе урожая зерновых, зарубежные эксперты скептически относятся к этим достижениям. По их мнению, результаты китайского агропромышленного комплекса основываются на экстенсивном использовании почвы и применении огромного количества химикатов и удобрений. Все это может негативно повлиять на состояние почвы. Также многократное использование пахотных земель для выращивания рапса и сои, может привести к общему истощению почвы, и в будущем к ее негодности к выращиванию других культур, которые традиционно пользуются спросом в Казахстане.
Во-вторых, Китай, пользуясь низкими ценами, которые на данный момент сложились на мировом рынке, возможно, будет стремиться законтрактовать как можно большое количество поставок сои и рапса на выгодных для себя условиях.
В-третьих, и самое главное, на каких условиях будет арендоваться земля, и осуществляться реализация выращенного рапса и сои. По нашему мнению, для Китая выгоден вариант, когда весь полученный урожай и его реализация будет принадлежать Китаю, а к Казахстану отойдет лишь доход от аренды пахотных земель.
В-четвертых, вопрос обеспечения реализации данной инициативы соответствующей рабочей силой. Как показывает практика, в основном крупные экономические проекты Китая подразумевают использование китайской техники и участие китайской рабочей силы. Для Китая использование казахстанской рабочей силы невыгодно не только потому, что она обойдется дороже, но и потому что она не знакома со спецификой китайской аграрной практики.
С учетом вышесказанного, можно констатировать, что реализация китайской инициативы, которая основывается на аренде пахотных территорий, не отвечает интересам Казахстана. Для того чтобы данная инициатива отвечала интересам Казахстана, по нашему мнению, необходимо изменить постановку вопроса, а именно: не сдавать землю в аренду Китаю, а создать совместное предприятия (СП), которое бы отвечало за реализацию проекта.
Понятно, что Китаю выгодно, если он сам будет выращивать свою продукцию и импортировать ее в КНР на своих условиях. Ситуация напоминает политику КНР в нефтегазовой отрасли, где акцент делается не на закупе нефти у иностранных компаний, а на транспортировку нефти добытой на зарубежных месторождениях, принадлежащих китайцам.
В этом случае, Казахстан теряет не только возможность получить выручку от экспорта продукции в КНР, но и понесет убытки от того, что отечественные производители данных культур не смогут конкурировать с китайцами за рынок КНР.
Кроме этого, речь идет о значительных площадях пахотных земель (1 млн. га), так что вопрос тесно связан не только с экономической, но и со стратегической составляющей. В этом вопросе особую роль играет экологическая безопасность Казахстана.
Следует отметить, что за месяц до запроса КНР об аренде казахстанской земли, Китайская зерновая компания Jilin Grain Group Co. Ltd.подписала меморандум о взаимопонимании с Министерствоминдустрии и торговли и Министерством сельского хозяйства РК по совместнойреализации проекта по производству 5 млн. тонн сои на территории Казахстана, который предполагал создание подобного СП. В этой связи запрос КНР на предоставление арендных площадей кажется странным. Вероятнее всего в последний момент китайцы передумали создавать СП с Казахстаном и предпочли вариант с арендой пахотных земель.
С учетом вышеуказанных негативных факторов, которые вытекают из варианта сдачи пахотных земель РК в аренду Китаю, считаем, что создание СП является наиболее подходящим вариантом реализации предложения КНР.
Таким образом, интересам Казахстана отвечает вариант реализации китайской инициативы на следующих условиях:
- создать на паритетных основах совместное казахстанско-китайское предприятие, где Казахстан мог бы претендовать на долю прибыли от реализации продукции на китайский рынок;
- не допустить привлечения китайской рабочей силы в больших масштабах и продвигать принцип на использование казахстанской рабочей силы. Китай мог бы предоставить специалистов в соответствующей области, которые бы отвечали за внедрение китайской технологии;
- продвигать принцип соблюдения «казахстанского содержания» в проекте. Реализация проекта должна осуществляться за счет привлечения техники икомплектующих казахстанского производства;
- не привязывать цену на продукцию к китайским внутренним ценам, а отдавать предпочтение общемировым ценам. При этом также необходимо не законтрактовывать крупные партии по нынешним низким мировым ценам на рапс и сою.
Кроме этого, можно рассмотреть вариант привлечения третьей стороны, а именно западных компаний, которые могли бы предоставить свой передовой опыт, а также соответствующую технику и технологию выращивания данных культур. Также необходимо рассмотреть возможности в перспективе перехода СП от производственного цикла выращивания к стадии глубокой переработки продукции, и поставки на рынок КНР уже переработанной продукции.
Последнее обновление ( 14.01.2010 г. )
 
« Пред.   След. »