Главная arrow Аналитика arrow Общая характеристика современного международного взаимодействия и сотрудничества
Общая характеристика современного международного взаимодействия и сотрудничества
Автор Валихан Тулешов   
03.02.2010 г.

          Сущность и основные закономерности развития либеральной сети государств, которые через режим международной торговли и международного сотрудничества объединены в своеобразную мегасеть, представляющих абсолютное большинство объединенных наций (ООН), предопределяет темпы, направление и скорость постлиберального развития мироустройства. Развитие либеральной демократии как воплощения «конца истории», по всей видимости, замедляется, поскольку мировой финансово-экономический кризис, обнажив исторические пределы либерализма (капитализма), спровоцировав коллективные действия наиболее сильных в экономическом плане государств, предопределил, тем самым, приход к жизни новых социальных отношений, основанных не на либеральной идеологии (включая неолиберализм), а на сугубо социальных приоритетах и ориентирах. Либеральная идеология, уходя в основание системы общественных отношений, высвободила место планомерности, основополагающему принципу социалистических общественных отношений и идеалов.

         Разумеется, данный процесс – это не единовременный акт и замена элементов либеральной системы в развитых странах новыми планомерными продлится долгое время, однако то, что мир «перешагнул Рубикон», сомневаться не приходится. Вместе с тем, большинство развивающихся стран не достигли параметров развития либеральной демократии и говорить о том, что стандарты социальной демократии могут разделяться такими странами, не приходится. Для таких стран симбиоз или эклектический сплав новых и старых общественных отношений, выраженный в понятии «переходности» и воплощенный на практике в авторитаризме, может сохраниться надолго, если не ставить целью движение от тоталитарных форм жизнедеятельности к демократическим формам.

        Социальная демократия закономерно сменяет либеральную демократию в развитых странах, сохраняя главное - права и свободы личности как базовые свойства человеческого сообщества. В свою очередь, такие государства интегрируются на общих стандартах социальной демократии, развивая плодотворное сотрудничество[1].

       Поэтому, если союзы таких государств представить по принципу сетевой организации, основанной на общих ценностях (культуры, либерализма и демократии), то, конечно, наиболее развитой и всесторонне организованной сетью государств планеты являются Европейский (ЕС) и Евро-Атлантический (НАТО) Союзы, которые развивают партнерские сети и уже представляют собой образец постлиберальной организации миропорядка, основанного на единых ценностях свободного рынка, социальной демократии и прав и свобод личности.

        Поэтому, как считают некоторые исследователи, «зарождающийся мир не будет ориентирован ни на Соединенные Штаты, ни на Организацию Объединенных Наций, а будет содружеством взаимозависимых региональных клубов»[2]. «Полярному», геополитическому миру также не суждено больше доминировать в представлениях будущего, поскольку сетевая, ризоматическая структура объединений, основанная на принципах демократии, будет укрепляться или распространяться практически повсеместно. В Латинской Америке – МЕРКОСУР, в Африке – Африканский союз, на Ближнем Востоке – Арабский союз, в Восточной Азии – АСЕАН и ШОС, в Южной Азии – СААРК, в Тихоокеанском регионе – АПЕК, в Северной Америке – НАФТА и американская зона свободной торговли.

        Вместе с тем, новый мировой порядок будет по-прежнему структурирован по критерию качества развития стран, в связи с чем, сохранится их разделение на развитые, развивающиеся и бедные (неразвивающиеся) страны. В каждой из этих подсистем сохранятся и заново создадутся свои «клубы влияния» - G-8, G-20, БРИК и т.д. Все они будут взаимодействовать между собой в решении важных задач регионального и мирового развития.

        Отдельно будут существовать межгосударственные «клубы по интересам» - ОБСЕ, СВМДА, Британское Содружество Наций, Организация Исламская конференция (ОИК), ТЮРКСОЙ (ТЮРКПА), Конгресс финно-угорских народов и т.д. и т.п.

        Более специализированные международные организации и международные инициативы (ВТО, МВФ, Всемирный банк, Международная организация труда, Международное энергетическое агентство, ОЭСР и т.д.), значительные международные конвенции и комиссии (Гаагская, Венецианская…), консенсусы (Вашингтонский, Стокгольмский, Пекинский…), а также, специализирующиеся на различных отдельных мировых проблемах (экономики, политики, здравоохранения, образования, туризма, спорта  и т.д.) и вопросах международного сотрудничества, составляют такое многообразие форм международной кооперации и взаимодействия, которое позволяет сделать вывод о глубоком и всестороннем усилении международной интеграции  и взаимозависимости мирового сообщества, стремящегося к выработке универсальных способов и форм взаимодействия.  

          В этой связи всякие определения полярности (однополярности или многополярности), полицентричности (многоцентричность) будущего мирового политического устройства - в противоположность принципу полисоциокультурализма, например, представляются уже неактуальными. Потому что полярность выражает противоположность, доведенную до крайней степени противопоставления. В этом смысле, она есть характеристика антагонистического силового способа формирования и развития системы международных отношений, с чем сегодня уже трудно согласиться.

          Европейский Союз же, например, как  сеть либеральных демократий, уже давно не только полицентричен, но имеет ризоматическую (сетевую) структуру. Странам Европейского Союза не требуется «самоутверждаться» силовым способом (способом военно-функционального доминирования) друг перед другом, выставляя себя «полюсом» и заявляя о противоположной (полярной или многополярной) позиции. Принципы культуры, например, воплощенные в практике Евросоюза, а именно, принцип полисоциокультурализма и постмодернистского этикета, являются принципами функционирования этой сети государств. Они существенно оградили страны Европы в целом от политических и геополитических разногласий. «Боязнь конфликтов» сделала Европу самым интегрированным континентом, где взаимодействие стран, культур европейских народов и их взаимообогащение осуществляется на новой основе, лозунгом которого могло бы стать знакомое словосочетание - «Свободной развитие каждого есть условие свободного развития всех». А, если иметь в виду то, что формирование мировой сети либеральных демократий находится в заключительной стадии, на которой происходит дезинтеграция последних недемократических режимов и «империй» (их можно пересчитать по пальцам), то принцип полярности мирового устройства, являющийся отрыжкой устаревших идеологических концепций, давно находится на свалке мировой истории.

         Такое понимание, по существу, дает возможность развитым странам и их стратегическим партнерам перейти к полноценной практике использования институтов «мягкой (культурной) силы», фактически, исключая инструменты «твердой», военной силы, использования сугубо «мягких» политических методов в международных отношениях. На этой основе, предполагающей открытое и легитимное функционирование демократических систем, глубокое взаимодействие гражданских обществ стран и отдельных индивидов, осуществляются процессы глубокой и всесторонней интеграции.

         США, например,  открывают «новую эру взаимодействия» с другими государствами. Америка настроена на решение мировых проблем посредством налаживания широкого международного сотрудничества, создания новых партнерств и укрепления уже существующих. США готовы к двустороннему диалогу даже с противниками, она не планирует возвращаться к политике «сдерживания эпохи холодной войны»[3].

         Развитые государства (США, ЕС) рассчитывают создать на мировой арене новую глобальную «архитектуру сотрудничества», основывающуюся на «безопасности всех». Военная сила развитых стран будет использоваться для защиты своих союзников и своих граждан. Она перестает быть основой, первичным элементом внешней политики развитых государств, уходит в основание новой системы международных отношений. 

          Внешняя политика развитых стран строится на легитимности, отражающей реальности внутренних процессов развития. Внутренняя политика является базой и основой внешней политики. Участие гражданского общества не позволяет строить иллюзий, проявлять излишней амбициозности и бескультурья, заниматься софистикой или эклектикой в выработке внешнеполитических доктрин и преследовании национальных интересов. Демократическая платформа государств, их гуманитарная цивилизационная составляющая – гарантия нераспространения волюнтаризма и авторитарных способов осуществления внешнеэкономических акций.     

        В содержательном плане постиндустриальное общество и постмодернистская ориентация культуры – основное достижение развитого (посредством внутренних легитимных процессов) мира. В определенном смысле постиндустриальность означает посткапиталистический («социалистический») способ производства, с развитыми социально ориентированными программами, наполненными смыслом человеческого существования и развития. А постмодернизм выражает постидеологический, культурно-цивилизационный формат истории, формирующий общечеловеческую ценностную идентичность гуманистического (демократического) характера. Движение и развитие этих трендов в Казахстане будет означать эпоху перехода страны из разряда развивающихся стран мира в разряд развитых.

        «Конца истории» не предвидится, поскольку международное сотрудничество продолжает расширяться и по линии коллективных действий по преодолению мирового финансово-экономического кризиса, и по линии экологического партнерства, и по линии гуманитарных контактов, и по линии политического сотрудничества. Стандарты и идеалы, ценности и институты их продвижения становятся важным фактором быстро изменяющегося мира. Либерализм и демократия, социальное государство и постмодернизм как ориентация культуры – наиважнейшие характерные черты стабильно прогрессирующих государств такого мира.

        Вместе с тем, демократия и рыночные отношения надолго останутся формами, способом существования и сотрудничества человеческих сообществ. Бреттон-Вудская валютная система, как и сложившийся режим мировой торговли, защищаемый на всех океанах Военно-морским флотом США достаточно долго продлят свое существование ещё и потому, что видимых альтернатив «игре по правилам» передовых человеческих сообществ, включая те, которые были выработаны в формате G-20 и на саммите по климату в Копенгагене в соответствии с принятыми ранее, наблюдать не приходится.

        В этой связи, Казахстан, как показывает практика, не должен откланяться от кардинальных направлений общественного прогресса, которым следуют развитые страны мира, потому что рискует остаться в зоне турбулентности развивающейся мировой политико-экономической системы, способной опрокинуть его движение вперед. Глобальные направления и основные тренды международных отношений должны стать не только предметом стратегии внешней политики, но и обрести значимые, вполне осязаемые контуры в моделях казахской внутренней политики, экономики, культуры и психологии. Этого можно добиться, последовательно осуществляя адаптацию социальной, политической и экономической модели Европейского Союза в нашей стране. Только тогда гражданское общество сможет ощутить все преимущества собственного здорового и полноценно суверенного состояния в формате национального демократического государства.


[1]  См.: Марк Леонард. XXI век – век Европы. М. 2006 г.

[2] Там же.

[3] Выступление госсекретаря США Хилари Клинтон в  вашингтонском офисе Совета международных отношений (Council of Foreign Relations).

 

Последнее обновление ( 03.02.2010 г. )